88889.ru

Отделка плиткой и ремонт
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Архитектурное образование в Европе. Дмитрий Аранчий на учебе в Архитектурной Ассоциации

Архитектурное образование в Европе. Дмитрий Аранчий на учебе в Архитектурной Ассоциации

университет АА
Имея за плечами два образования («Информационные технологии в архитектуре» КНУСА и «Компьютерные науки» КПИ), основатель архитектурной мастерской Dmytro Aranchii Architects отправился на учебную разведку в Европу. Дима оказался в эпицентре архитектурной мысли — Лондоне, где на курсе Design Research Laboratory в Архитектурной Ассоциации продолжает совершенствовать свои знания в области параметрической архитектуры.

Shard — самый высокий в Лондоне и во всей Западной Европе небоскреб. Ренцо Пьяно.

Дима рассказал Д.Журналу о специфике британского обучения и поделился своими фото-впечатлениями от лондонской архитектуры.

Д.Журнал: Расскажите предысторию того, как попали на обучение в Лондон

Дима: Идея учиться в Лондоне завладела мною довольно давно, еще несколько лет назад. Но речь идет не просто о заграничном образовании, а об учебе в абсолютно конкретном месте. Еще в студенческие годы в КНУСА (Киевский национальный университет строительства и архитектуры) я понял, что самая большая концентрация знаний по алгоритмической архитектуре находится в Архитектурной Ассоциации (АА) в Лондоне, а именно — на курсе Design Research Laboratory (DRL).

О2 Арена — одна из самых больших в мире крытых арен. Ричард Роджерс.
Д.Журнал: Как проходил процесс подготовки к поездке? С какими трудностями столкнулись?

Дима: С поступлением особых проблем не возникло, портфолио оказалось предостаточно. Дальше все по стандарту — виза, сертификат о знании английского и сбор чемоданов. Кроме того для поездки нужна либо немалая сумма денег, либо грант. На учебу в Лондон мы отправились вместе с моей подругой Верой (Вера Кущенко — основатель и креативный директор фэшн-студии Sqviral) — Вера поступила в колледж LCF (London Collage of Fashion — прим. ред.) при Лондонском Университете Искусств (University of the Arts London). Этот колледж известен более коммерческим подходом к созданию моды и связями с индустрией, чем тот же Saint Martins, что для нее как дизайнера мужской одежды было более приоритетным.

Как вы думаете, для чего сделаны эти рыбообразные желтые и зеленые панели? Для того, чтобы отвлечь внимание посетителей олимпиады от ужасного фасада торгового цента, построенного еще в начале 70-х.
Д.Журнал: Что больше всего впечатлило по приезду в пункт назначения?

Дима: Малоэтажная застройка, невероятная многонациональность, удивительная толерантность госслужащих, а также яркие контрасты старых зданий и современных сооружений. С профессиональной точки зрения, меня поразили некоторые бытовые отличия: раковины с 2 отдельными кранами горячей и холодной воды, розетки и выключатели (на английский манер «переключатели»), маленькие вагоны в метро на линиях 150-летней давности. Ну а если говорить о зодчестве, то прежде всего поразила здешняя гетерогенность.

В Лондоне живут и трудятся многие живие легенды мировой архитектуры, в том числе и алгоритмической. По моим наблюдениям, по количеству представителей этой отрасли с Лондоном могут поспорить разве что Лос Анжелес и Нью-Йорк. Столица Объединенного Королевства буквально кишит их творениями. Естественно, что здешняя архитектурная среда и культура проектирования необычайно развиты и тесно связанны с теорией и академическим обучением, особенно с АА, как основным генератором идей.

Уоки-Токи, Рафаэль Виньйоли. Одно из нашумевших событий последнего времени — лондонский небоскреб «Уоки-Токи» расплавил части дорогого Jaguar. Поверхность фасада сфокусировала солнечные лучи в одной точке и весь удар пришелся на автомобиль. Рафаэль Виньйоли ответил, что такое иногда происходит и похожая ситуация случилась с одним из его зданий в Нью-Йорке, снискав своим заявлением славу безответственного архитектора.
Д.Журнал: Можете в нескольких пунктах выделить основные отличия архитектурного образования в Украине и за границей?

Дима: Не могу сказать о всех учебных заведениях сразу, но основное отличие АА от украинских архитектурных вузов — тотальная учеба, которая приносит результаты, так как попросту не остается времени ни на что другое. Школа АА — это коммерческий вуз с уникальной учебной программой, где упор делается на учебу в университете, а не на дому. Учебная студия напоминает офис, где DRL студенты работают в командах по 3-4 человека. Такая атмосфера максимально соответствует «реальным» рабочим условиям (например, аналогичная ситуация царит в офисе Zaha Hadid Architects). Ставки здесь делаются на коллективный интеллект и постоянный взаимообмен информацией. Еще одним отличием, по крайней мере в архитектурной школе, является закрытая система оценки — результаты обучения можно увидеть только при получении диплома.

Электростанция Батерси. Самое крупное кирпичное здание в Европе. Появлялась в фильмах «Темный Рыцарь», «Дитя человеческое», на обложках альбомов The Beatles и Pink Floyd.
Д.Журнал: Дизайн входит в пятерку профессий-лидеров, которые с большой охотой едут изучать в другие страны, в особенности в Лондон. С чем это связано, дань сформировавшейся традиций?

Дима: На мой взгляд, такой спрос на заграничное образование связан прежде всего с длительным дефицитом капиталистических отношений и частной собственности в нашей стране и как следствие — с отсутствием культуры деловых отношений заказчика и исполнителя. По этой причине западный дизайн и архитектура во многом ушли вперед. Помимо этого Англия — родина интернационального языка, что ставит ее, как и США, в несколько привилегированное положение касательно развития мировой науки. Как известно, лучше всего учиться у признанных мастеров, а они, в свою очередь, тоже тянутся друг к другу. Без сомнения, самым мощным центром притяжения среди архитектурных школ мира является АА, где преподаватели — лучшие архитекторы современности, а студенты — будущие лидеры профессии. Среди выпускников вуза такие знаковые фигуры, как Рем Колхас (ОМА), Заха Хадид, Бен ван Беркель (UNStudio). Список можно продолжать до бесконечности, но вы, вероятно, поняли в чем суть.

Здесь есть доступ ко всем ресурсам: отличная архитектурная библиотека (если нужной вам книги по архитектуре не найдется, ее заказывают и привозят), собственный уникальный архив АА с печатными материалами, тематические видеозаписи за многие десятилетия. К тому же рядом находится Британская Библиотека, где можно найти все, чего не оказалось здесь. АА часто посещают метры современной архитектуры, многие из которых здесь живут и работают, поэтому при подготовке к занятиям у студентов есть возможность получить профессиональную консультацию.

Сиреневые балконы. Новая застройка, район Стратфорд. Фото удалось сделать со 2-го этажа даблдекера.
Д.Журнал: Как организовали свое проживание и досуг?

Дима: Снимаем квартиру с весьма неплохим соотношением цена/качество по лондонским меркам. Если студент небогат и приехал на учебу сам, то ему лучше снимать комнату в общежитии для студентов, но квартиру на двоих снимать экономнее и приятнее. По поводу досуга, никак — «пришел — упал — заснул». О том, чтобы посмотреть город, речь даже не заходит. Единственное время, когда хоть как-то удалось осмотреться и окунуться в здешнюю культуру, — пара недель перед началом учебы.

На DRL поддерживается дружеская атмосфера семьи, что делает адское расписание не таким тягостным. Тут даже существует шутка, что у нас каждое утро как понедельник, а каждый вечер как пятница. Система обучения построена так, что студенты могут спокойно общаться с преподавателями, а иерархическую вертикаль преподаватель-студент попросту отсутствует. Это, пожалуй, единственное место, где известные архитекторы и рядовые студенты совместно распивают пиво, а в школьном баре всегда есть алкогольные напитки. Из зависти некоторые американские вузы называют АА «сборищем алкоголиков». Впрочем пить никто не заставляет, но это не мешает школе и DRL быть законодателями мод и донорами умов для тех же американских университетов.

Читайте так же:
Кирпич керамический лицевой полнотелый одинарный стб

Здание страховой группы Ллойдс, или «дом наизнанку», как его называют в народе. Первая ласточка хайтека от архитектора Ричарда Роджерса.
Д.Журнал: Какие цены на обучение, проживание и питание?

Дима: Всю информацию по стоимости обучения можно найти на сайтах университетов или в посольстве Великобритании. Если говорить о ценах на питание, то они здесь примерно такие же, как и в Украине. Проезд, конечно, намного дороже — примерно в 20-25 раз. Среднемесячный расход на жилье колеблется от 600 до 800 фунтов. Если это отдельная комната с общей кухней и гостиной, самый дешевый вариант обойдется в 500 фунтов за месяц, а однокомнатная квартира в отдаленном районе города — 1000.

ТЦ Вестфилд, Стратфорд. Вход в Олимпийский парк королевы Елизаветы проходит через этот гигантский шопинг-молл. Сделали это для того, чтобы прошлогодние гости Олимпийских игр не остались без покупок.
Д.Журнал: На учебу Вы отправились с фэшн-дизаийнером Верой Кущенко, которая тоже продолжает развивать свои профессиональные умения. Какие отзывы слышны с ее стороны?

(Дима передает слово Вере). Вера: Моя учеба кардинально отличается от Диминой и больше похожа на обычное последипломное образование в Европе. За семестр мы делаем один проект, а все дополнительные дисциплины служат лишь вспомогательным средством для основного задания. Проект ведет один преподаватель, чередуя воркшопы с классическими туториалами (консультация — прим. ред.). В отличии от архитекторов, фэшн-дизайнеры делают проект самостоятельно, что для меня стало огромным плюсом. Также порадовало большое количество времени для самостоятельной работы, причем оно вписано в расписание с предоставлением аудитории, где может собираться вся группа. Здесь каждый занимается своим, но при этом находится в общей учебной атмосфере, которая мотивирует и настраивает на работу.

Здесь важно быть уверенным в своей работе, так как «водить за руку» никто не будет. Лекций по дизайну здесь тоже не дают, так что в распоряжении студентов остаются советы тутора (руководителя — прим. ред.) и невероятного объема информационные и технические ресурсы. Меня очень порадовала библиотека. Это не просто место, где можно взять книгу, это еще и огромный онлайн-ресурс, на котором студенты LCF могут пополнить свой багаж знаний. Это огромное собрание фотографий коллекций разных дизайнеров, представленных в хорошем в разрешении. Также есть архив всех культовых журналов мод, таких как Vogue и Harper’s Bazaar, вышедших за последние 60 лет, то есть, историю моды здесь можно не просто изучить, в нее можно прямо-таки заглянуть через окно А4-го формата.

WC одного из баров в центре Лондона, куда мы пошли на второй день после приезда смотреть футбольный матч нашей сборной с англичанами. Матч закончился со счетом 1:1. Как не странно, было совсем не страшно и довольно спокойно.
Д.Журнал: Как примерно выглядит будний день лондонского студента?

Дима: Трудно, конечно, свести к среднему арифметическому расписание лондонских студентов, но, боюсь, если кто-то ждет радужных и утопических картин учебы в AA DRL, то я его разочарую. Фактически расписание провозглашает обучение с 10 до 10, каждый день и без выходных. Многим это может показаться диким и негуманным. При таком графике практически не остается времени ни на что другое. Отношения, дела по дому, приготовление пищи, а порой даже ее покупка и сон остаются под угрозой. Конечно, никто не обязан сидеть 12 часов с 10 утра и до закрытия школы, но правда в том, что поставленные задачи и планка настолько высоки, что волей-неволей приходится тратить на работу уйму времени. Впрочем, ко всему привыкаешь, особенно если видишь перед собой благородную цель. Можно договориться с партнерами по команде и в какой-то день прийти позже, а в какой-то уйти раньше. Если правильно применить тайм-менеджмент, то и выкроить больше времени для жизненно необходимых вещей, к примеру, пищи, сна, физических упражнений и общения с близкими.

Синий петух. На Трафальгарской площади справа от национальной галереи стоит монумент всадника, а слева на таком же постаменте — синий петух. Чопорный юмор.
Д.Журнал: Какие предметы сейчас изучаете и в каком формате проходят занятия?

Есть 4 типа основных занятий. Здесь практически нет никакой привычной нам начитки. Теория и практика включает семинары и так называемый synthesis (синтез). К семинарам нужно готовиться прочитывая основные тексты философов, ученых, архитекторов и теоретиков данного направления. Подготовка к «синтезу» заключается в написании эссе — научных статей в нашем эквиваленте. Сюда также добавляется работа в студии по основному проектированию и занятия по программам (практически всем передовым, применяемым в DRL). Именно полное ознакомление с миром программ помогает выбрать инструмент для работы над основным проектом. Также есть семинар по вычислительной архитектуре, где основной акцент ставится на понимании алгоритмов и программировании в архитектуре.

Олимпийские сооружения (вид из нашего окна). Олимпийские объекты 2012. Акватик-центр от Захи Хадид, стадион от Питера Кука и Попьюлус и красная вышка от Аниша Капура. Последняя напоминает сооружение из игры World of Goo.

Итак, 4 упомянутых типа: теоретическое чтение и научные публикации, введение в программы и проектирование. Все это части одного целого. Учеба здесь — это непрерывное исследование и его применение на практике.

Проекты на DRL — это не просто создание дизайна, но и физический эксперимент на разработанной модели. Если ты придумал что-то действительно интересное, смоделировал и даже сделал анимацию — это еще далеко не все, ведь теперь ты должен доказать жюри возможность реализации своего проекта. И тут проявляется все — от пневмо- и гидродинамических структур до самообучающихся роботов, которые передвигаются по горизонтальной плоскости, карабкаются по стене или летают.

Проектирование состоит из нескольких этапов. Сначала идут 2 воркшопа. Первый рассчитан на изучение материала, второй — на понимание алгоритмов генеративного формообразования. Далее следует главный проект, который длится год, правда перед ним студенты успевают «закалиться порохом», помогая старшему на год поколению закончить финальный проект.

С основными идеями студии Dmytro Aranchii Architects можно ознакомиться, просмотрев свежую видео-лекцию «Параметрическая архитектура» в исполнении Дмитрия Аранчия.

6 зданий древних архитекторов, которые отлично сохранились до наших дней: Чем славится римская архитектура

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Мезон Карре

Мезон Карре в Ниме, Юбер Робер.  Фото: wordpress.com.

Один из наиболее хорошо сохранившихся римских памятников находится в городе Ним, на юге Франции. Этот потрясающий римский храм — так называемый Мезон Карре (Квадратный дом) — является хрестоматийным примером классической римской архитектуры, описанной Витрувием. При длине около двадцати пяти метров и ширине четырнадцати метров здание должно было доминировать над форумом древнего города. Внушительный фасад храма, роскошные украшения и сложные коринфские колонны, а также внутренняя структура сохранились до наших дней почти в первозданном виде.

Читайте так же:
Кирпич мкс 72 вес

Мезон Карре, построенный примерно в 20 году до нашей эры.

Помимо высокого уровня сохранности, Мезон Карре имеет важное историческое значение. Храм, построенный по заказу Марка Випсания Агриппы в 20 году до н.э., первоначально был посвящён защитному духу императора Августа, а также богине Роме. Примерно 4-7 н.э. здание было вновь посвящено сыновьям Агриппы, внукам Августа и приёмным наследникам — Гаю и Луцию Цезарям, которые оба умерли молодыми. Таким образом, Maison Carree является одним из первых примеров римской архитектуры, связанной с зарождающимся имперским культом. После падения Римской империи храм продолжал использоваться, выполняя различные функции. Он использовался как часть дворцового комплекса, консульского дома, церкви и музея.

Храм Августа

Храм Августа.  Фото: ivejournal.com.

В современной Хорватии, в прибрежном городе Пула, находится ещё один хорошо сохранившийся храм, который до сих пор с гордостью занимает место на римском форуме. Как и его аналог в Ниме, Храм Августа также был посвящён императору Августу и богине Рима. Однако в надписи (ныне утраченной) не упоминается обожествлённый Август, честь, которая была оказана императору после его смерти. Из этого можно сделать вывод, что храм был построен при жизни императора, между 27 годом до н.э. и 14 годом н.э.

Храм Августа, ок.27 г. до н. э. - 14 г. н. э., Пула, Хорватия.

Когда храм Августа был построен, он был частью храмового комплекса, возведённого на форуме. Самый большой храм, посвящённый Капитолийской триаде (Юпитеру, Юноне и Минерве), стоял в центре. С самой правой стороны находилось здание-близнец, посвящённое Диане, богине охоты, луны и природы. Части двух ныне исчезнувших храмов были включены в средневековый общинный дворец. В отличие от соседних зданий, Храм Августа продолжал функционировать после римского периода как церковь. В более поздний период он играл роль зернохранилища. К XIX веку дома, возведённые на форуме, почти полностью скрыли храм. Во время воздушного налёта Второй мировой войны храм получил прямое попадание и был почти полностью разрушен. К счастью, здание удалось восстановить из оставшихся фрагментов, и теперь оно выглядит так же, как и во время его освящения.

Курия Юлия

Курия Юлия в Риме.  Фото: colosseumrometickets.com.

Это скромное на вид здание на Римском форуме в Риме было одним из самых важных произведений римской архитектуры в мире. Курия Юлия, или Дом Сената, было местом, где размещался римский сенат — правящий класс Рима. Это было третье и последнее здание, которое выполняло столь важную функцию в Риме. Работа над Курией началась при Юлии Цезаре и была закончена его приёмным сыном и первым императором Рима Августом. Таким образом, Юлианская курия символически ознаменовала конец Римской республики.

Курия Юлия, построенная в 29 году до н. э. и реконструированная в 94 и 238 годах н. э., Рим, Италия.  Фото: docplayer.rs.

Здание, которое можно увидеть сегодня, не является полностью оригинальным сооружением. Считается, что Курия Юлия, возможно, пострадала от Великого пожара в Риме в 64 году н. э. во время правления императора Нерона. Здание было восстановлено Домицианом в 94 году н.э., но снова было разрушено во время пожара 238 года н.э. Окончательная реконструкция была завершена при императоре Диоклетиане. Именно это здание стоит до сих пор. Это сооружение было преобразовано в церковь в VII веке, и его переход обеспечил его выживание. В то время как мраморные плиты, покрывающие внешнюю часть здания, исчезли, его первоначальный порфировый и змеевидный пол, низкие широкие ступени, на которых размещались места сенаторов, и три больших окна всё ещё являются частью конструкции.

Башня Геркулеса

Башня Геркулеса.  Фото: livingthecamino.com.

Расположенная недалеко от входа в гавань Ла-Корунья, башня Геркулеса служила маяком с момента её постройки в I веке н.э. Перестроенная императором Траяном во II веке, башня Геркулеса играла жизненно важную роль в морском судоходстве для судов, направляющихся в Бискайский залив и далее к Ла-Маншу. Помимо своей практической функции, маяк имел священную связь. Согласно мифу, район его строительства был местом одного из величайших достижений Геркулеса — его победы над гигантским тираном Герионом.

Башня Геркулеса, построенная между I и II веком н. э.

В историческом плане здание было построено на фундаменте аналогичного финикийского сооружения. Его дизайн, вероятно, был вдохновлён Фаросом — Великим Александрийским маяком. Хотя в средние века он пришёл в негодность, маяк был вновь введён в действие в 1788 году, когда активизировалась коммерческая деятельность с Америкой. Башня была не только отремонтирована, но и дополнена новым этажом. В настоящее время башня Геркулеса высотой почти пятьдесят пять метров является единственным римским маяком, который всё ещё используется. Это также старейший действующий маяк в мире.

Пантеон в Риме

Пантеон в Риме.  Фото: cienciahoy.net.

Пантеон, крупнейший исключительно хорошо сохранившийся памятник римской архитектуры, несомненно, является самым известным сооружением в этом списке. Оригинальный римский памятник, ныне утраченный, был заказан Марком Агриппой, чьё имя всё ещё видно на фризе. Когда старое здание сгорело, Пантеон был восстановлен императором Адрианом, который придал ему культовую форму. Пантеон вызвал революцию в римской архитектуре, поскольку его массивный круглый купол нарушил традицию прямоугольной планировки, подчеркнув богато украшенный интерьер, а не внешний вид. Купол Пантеона был самым большим в мире до эпохи Возрождения. Кроме того, по сей день он остаётся крупнейшим в мире неармированным бетонным куполом.

Пантеон Агриппы.

Традиционно учёные считали, что Пантеон был построен как храм всех римских богов. Однако более поздние исследования показывают, что вместо традиционного храма это здание было династическим святилищем, связанным с императором Августом и его семьёй. Более поздние императоры продолжали использовать это здание для дальнейшего узаконивания своего права править империей. Каким бы ни было его первоначальное предназначение, Пантеон стал в первую очередь ассоциироваться с властью императоров и их божественностью. Как и большинство римских архитектурных шедевров, Пантеон пережил постримский период благодаря своему превращению в церковь. За исключением нескольких незначительных изменений, здание сохранило свою первоначальную форму до наших дней. Его уникальный дизайн стал вдохновением для многих подобных зданий, построенных по всему миру.

Аула Палатина

Аула Палатина (Базилика Константина), около 310 г.н.э.  Фото: de.m.wikivoyage.org.

Аула Палатина, образец позднеримской архитектуры, также известный как базилика Константина, является наиболее хорошо сохранившимся римским дворцовым зданием. Построенная около 310 года н.э., Аула Палатина изначально была неотъемлемой частью гораздо большего дворцового комплекса — резиденции императора Константина Великого во время его пребывания в Трире. В его первоначальном виде к нему было пристроено несколько небольших зданий, и он мог бы функционировать как императорский зал для аудиенций. Аула Палатина, имеющая шестьдесят семь метров в длину и почти двадцать шесть метров в ширину, является самым большим сохранившимся однокомнатным сооружением древности.

3D-модель Аула Палатина.  Фото: turbosquid.com.

Яркий пример роскошной римской архитектуры, Аула Палатина имела систему подогрева пола и стен — гипокауст. В то время как остальная часть комплекса не пережила последствий римского владычества, Аула Палатина была перепрофилирована и служила резиденцией епископа Трирского. Римский памятник сохранял эту функцию до XIX века. В этот период Аула Палатина была возвращена в своё первоначальное состояние, став протестантской церковью в 1856 году. Однако во время Второй мировой войны здание было сильно повреждено в результате воздушного налёта. Внутренняя отделка XIX века никогда не ремонтировалась после войны, оставляя кирпичные стены видимыми изнутри. Сегодня здание напоминает о своей былой имперской славе и продолжает функционировать как христианская базилика.

Читайте так же:
Дефект речи у кирпича

Летняя школа Английской архитектурной ассоциации Воображаемые заборы, площади-воронки, кинотеатры без стен и другие проекты

В институте «Стрелка» прошел воркшоп летней школы Английской архитектурной ассоциации, двигателя современной архитектурной мысли. «Афиша» посмотрела, что предложили сделать с городом студенты по итогам воркшопа.

Что это такое

В «Стрелку» приехали преподаватели знаменитой школы Архитектурной ассоциации Лондона — альма-матер Рема Колхаса и Захи Хадид. Архитектурная ассоциация (АА) — передовик современной архитектурной мысли, в ней препарируются привычные представления об архитектуре и урбанизме, тестируются новые идеи и создаются новые смыслы. Архитектурная ассоциация практикует выездные летние школы по всему миру, в этом году она обосновалась в Москве. Мегаполис рассматривается школой как лаборатория для тестирования архитектурных идей, и в этом смысле Москва — идеальная площадка: здешняя реальность — это сгусток парадоксов, находящийся в постоянном движении.

Образовательная практика АА достаточно неординарна для Москвы; в отличие от местного традиционного подхода, оставляющего процесс создания архитектуры где-то за кадром, методология АА отсылает скорее к экспериментам ВХУТЕМАСа. Для них важен процесс исследования и постоянные отсылки к широкому кругу архитектурных критиков и мыслителей, а также демонстрация динамики проектирования, где инструментами служат диаграммы, карты и серии прототипов.

Работа по созданию финального предложения начинается вовсе не с определения его параметров, как это происходит в практике МАРХИ. Первая часть воркшопа посвящена выявлению одной городской проблемы, волнующей студента, и выбору московского здания или района, лучше всего иллюстрирующего эту проблему. Затем ставится задача создать образ-провокацию, который бы раскрывал проблематику и служил вдохновением в дальнейшем поиске решения. Вторая часть воркшопа описывает отношения формы и функции здания и приводит к созданию архитектурного прототипа, представленного на выходе наряду с каталогом исследований, демонстрирующим процесс работы в течение недели. В Москве, несмотря на короткий срок для исследования и разработки проекта, студентами были обозначены важные городские проблемы как повод для дальнейшего обсуждения.

Мария Федорченко

«Главное отличие архитектурного образования в АА заключается в том, что проектное предложение здесь основано на процессе исследования, мы не отделяем историю и теорию архитектуры от проектирования. Второе — мы презентуем процесс работы в качестве финального продукта. То есть на выходе демонстрируется не только здание, но и рассказ о том, какая архитектурная теория повлияла на исследование и в конечном счете привела к тому или иному выводу.

Сильная сторона русских студентов — они очень хорошо подготовлены с точки зрения графических навыков и пространственного мышления, а слабая касается знания истории и теории архитектуры и способности работать с теоретическими концепциями. На Западе в образовании постоянно используются ссылки на теоретиков, а это целый пласт мыслителей, о которых в России даже не слышали. Да и модель преподавания сильно отличается. К примеру, студенты все время нас спрашивали: «Что бы вы хотели, чтобы мы сделали?», а мы отвечали: «В этом-то и дело — мы хотим вас научить генерировать идеи и потом их защищать, а не давать указания, что и как делать».

Юджин Хан

«Архитектурная ассоциация старается быть интернациональной школой внутри западного контекста, она объединяет подходы к архитектуре разных стран. Я очень рад стремлению русских студентов к укреплению российской или московской специфики, потому что нет смысла импортировать западную архитектуру на российскую почву. Обмен с Западом необходим, но одновременно этот обмен может укрепить локальную архитектуру, и это абсолютно современный подход. Российский исторический контекст очевидно глубок, но ему не хватает диалога и обмена идеями, и поэтому такие воркшопы полезны для всех».

«Ремейк «Красного Октября»

Янг Ю, Кембридж: «Для меня как для иностранки, впервые приехавшей в Москву, «Красный Октябрь» — очень интересное место для посещения. Здесь происходит много событий, выставок, здесь присутствуют все элементы креативного кластера, но нет внутреннего механизма, способного связать эту активность с памятью места. Преобразованные фабрики, лишенные своей изначальной внутренней структуры, остаются безразличными и к прошлому, и к настоящему — снаружи сложно определить, что происходит внутри. Недостаточно поместить галереи внутрь здания, необходим активный процесс производства культуры и искусства. Поэтому я бы хотела вернуть элементы производственного процесса шоколадной фабрики, потому что это то, что эмоционально связывает людей с этой территорией. Я предлагаю создать систему производства искусства и культуры, пропуская посетителей через серию образовательных программ и культурных процессов, по аналогии с системой производства шоколада».

«Новые кинотеатры»

Елена Серопян, Москва: «Меня интересует, что именно в здании делает его характер уникальным и как эту уникальность сохранить, ведь проблема заброшенных зданий может быть решена посредством перепрограммирования функции здания. Мы ежедневно видим примеры изменения функции — это и Дом Пашкова, и Манеж, при этом многие московские постройки не используются и не реставрируются из-за устаревшей функции. Для своей работы я взяла пустующие московские кинотеатры, потому что их внутреннее пространство, довольно обширное, может быть легко трансформировано под другие задачи — например, выставочные проекты. Я убрала стены первого этажа, чтобы сделать акцент на массивном, нависающем объеме здания, характерном для архитектуры кинотеатров 1960-х годов. А как напоминание о первоначальной функции стены здания могут использоваться в вечернее время для демонстрации кинофильмов».

«Границы перемен»

Фаина Тягай, Елена Фадеева, Москва: «Мы исследовали феномен забора как физической и психологической границы. Для нас эта история началась за городом, где тебя постоянно окружают заборы соседей. Это мало соответствует концепции загородного дома, когда все, что ты видишь в дачном поселке, — это коридоры из заборов. Даже территория кладбища состоит из заборов, огораживающих пространство. Поскольку забор является довольно мощным инструментом, формирующим городскую среду, мы исследовали его потенциал, смоделировав воображаемые заборы в нескольких частях города, чтобы представить себе различные сценарии использования этого структурного элемента.

В городе поражает количество пустых пространств, огражденных заборами и тем самым приобретающих легальный статус — например, около кинотеатра «Художественный» заброшенная стройка за забором, и людям не приходит в голову, что ее там быть не должно, и они воспринимают забор как данность. Заборы различаются по типологии, существует и своя иерархия заборов. Мы работали и с невидимыми преградами: поскольку магистрали в Москве воспринимаются как барьеры и формируют естественную преграду, мы решили разделить город стенами, проходящими по основным шоссе».

Книги по архитектуре для детей

Архитектура — настолько обширный пласт искусства, связанный с мировой историей и культурой, что рассказать о ней в двух словах не получится. Представляем вам обзор книг, которые хотя бы частично приоткроют завесу над прекрасным и великим миром зодчества.

МИРОВАЯ АРХИТЕКТУРА

1. Надежда Смолина, Ольга Синицына «Детям об искусстве. Архитектура. В двух книгах»

Обширные знания без занудства, увлекательно и эстетично!

Первый том расскажет детям об искусстве строительства, познакомит их с тем, для чего нужна архитектура, какие в ней основные правила и понятия. Ребёнок узнает о домах разных народов и эпох, рассмотрит качественные иллюстрации.

Вторая часть посвящена зодчим (вплоть до ныне живущих) и их творениям. Любопытно же, как знаменитые архитекторы строили необычные, новаторские здания? Даже взрослые с интересом будут рассматривать всевозможные детали и вникать в архитектурные нюансы.

  • Отличный визуальный ряд, есть полностраничные фото.
  • Лаконичная подача материала с творческими заданиями для детей.
  • Совместное изучение книг обеспечит насыщенный досуг с ребёнком.
Читайте так же:
Кирпич б у никополь

Для кого эта книга? Для юных (6+) и не очень читателей — множество рисунков и занимательные рассказы понравятся всем!

Особенности издания: 208 страниц (в двух книгах), мелованная бумага.

Олеся Качанова, старший редактор-методист Умназии, мама мальчика:
«Именно с этих книг у моего сына началась любовь к архитектуре и проектированию. И сейчас, в свои 13, он уже освоил ArchiCAD, профессиональную программу для компьютерного проектирования. То ли ещё будет! Главное, не спешите проглотить все книги за один раз. Лично мы брали в день 1-2 разворота, это помогало уложить информацию в голове и избежать мешанины».

2. Магдалена Еленская «Архистория. Рассказы об архитектуре»

Книга о сооружениях разного назначения и вида. Первые разделы названы по материалу, используемому при строительстве: кирпич, бетон, камень, стекло. Дальше — рассказы о домах, башнях, мостах и отдельных частях зданий, арках и куполах.

  • Большой формат, яркое оформление.
  • Приведены исторические сведения.
  • Подойдёт для совместного изучения с родителями.

Для кого эта книга? Для детей от 6 лет. Взрослые также найдут здесь массу интересного.

Особенности издания: 96 страниц, офсетная печать.

3. Мила Барди «Архитектура»

Книга Милы Барди входит в серию «Первые книжки о науке». На примере всемирно известных зданий читатели узнают о том, что такое архитрав, какие бывают колонны, как построить арку и многие другие архитектурные премудрости. И даже о том, какие здания ждут нас в будущем!

  • Наглядность. Инфографика, детальные рисунки и схемы — идеальный вариант для ребёнка-дигитала, который любит знать, как всё устроено, и раскладывать информацию по полочкам.
  • Автор рассказывает не только о сооружениях, но и об их создателях. Возможно, кого-то из юных читателей это в будущем вдохновит стать архитектором.

Для кого эта книга? Для детей младшего и среднего школьного возраста.

Особенности издания: 48 страниц, офсетная печать.

РУССКАЯ АРХИТЕКТУРА

1. Елена Забродина «Построено на века. История России в архитектурных памятниках»

Это не просто рассказ о такой сложной науке, как архитектура, для детей. Это настоящий художественный альбом о России, не меньше!

У книги уникальная концепция — повествование о строительном ремесле даётся через призму исторических событий тех времён, когда создавались шедевры.

  • Постройки расположены в хронологическом порядке, что позволяет проследить историю страны.
  • Книга великолепно оформлена скетчами Анны Расторгуевой. Сказочное издание для ребёнка-визуала, ребёнка-эстета!
  • Интерактив с читателем — загадки на внимательность от проводника книги, дятла Арха.

Для кого эта книга? Для любопытных и любознательных детей от 5 лет, а также для всех увлекающихся историей и архитектурой.

Особенности издания: 56 страниц, офсетная печать.

Галина Кан, одна из основателей проекта Умназия и мама двух дочерей:

«Мы так вдохновились этой книгой, что теперь планируем поездку в Ростов Великий и Переславль-Залесский. Вот закончится карантин — и мы сразу в путь».

2. Олег Жданов «Архитектурные хитрости, или Как удивить бабушку»

Из серии познавательной литературы для детей младшего и среднего школьного возраста «Города и чудеса».

Гуляя по историческому центру Москвы, внук удивляет и радует бабушку своими знаниями об архитектурных ценностях города.

  • Написана доступным для детей языком, с игрой слов и ассоциациями. Увлекательно и образно о серьёзном.
  • Поможет школьникам в изучении истории.
  • Вдохновившись идеей главного героя книги, можно устроить подобную экскурсию по любому другому городу России и мира.

Для кого эта книга? Для семейного и самостоятельного чтения детям 9–12 лет.

Особенности издания: 40 страниц, офсетная печать.

3. Елена Заручевская «Крестьянские хоромы»

Автор книги — исследователь деревянного зодчества Елена Заручевская — рассказывает о крестьянских домах Русского Севера. Тема подана легко даже для дошкольников, а над проработанными, детальными иллюстрациями так и хочется «зависнуть» подольше. Получилась очень атмосферная книга, погружающая в историю и культуру Руси.

  • Интересно описывается создание самого дома, его внутреннее устройство, материалы и инструменты для строительства.
  • Современные и архивные фотографии и рисунки, карты, схемы.
  • Добротное оформление самого издания.

Для кого эта книга? Для детей и взрослых, интересующихся культурой, историей и архитектурой.

Особенности издания: 72 страницы, мелованная бумага.

4. Николай Андреев «Русская крепость»

Эта книга была выпущена ещё в 1995 году, но до сих пор остаётся одной из лучших по этой теме.

  • Представлены схемы русских крепостей разных времён, а также рисунки разных орудий для осады и обороны.
  • Книга насыщена колоритными иллюстрациями автора, которые делают издание похожим на сборник былин.
  • Оформление в традиционном русском стиле — «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!».

Для кого эта книга? Для школьников от 10 лет.

Особенности издания: 64 страницы, офсетная печать.

Олеся Качанова, старший редактор-методист Умназии, мама мальчика:
«Для мальчиков это не книга, а прямо клад. Теперь сын из неё вырос, но мы всё равно бережем её как зеницу ока. Для тех, кто заинтересуется темой и захочет копнуть глубже, есть ещё нереально прекрасное издание Константина Носова “Русские средневековые крепости”».

ЗДАНИЯ В РАЗРЕЗЕ

1. Дэвид Маколи «Как это построено. От мостов до небоскребов. Иллюстрированная энциклопедия»

Строительство — финальная часть долгого процесса. А сначала над эскизом будущего здания скрупулёзно трудятся инженеры и проектировщики. Именно о тонкостях инженерного дела рассказывает книга Дэвида Маколи.

Какая архитектура интересна детям школьного возраста? Ведь не только же величественные и парадные здания. Мосты, туннели, купола соборов, плотины и небоскрёбы — эти хорошо знакомые постройки тоже таят множество секретов.

  • Освещение технических вопросов: как построено, почему выбран такой материал, почему именно такая конструкция?
  • Подробные иллюстрации, детальные схемы, понятный язык изложения.
  • Энциклопедия учит думать последовательно, не сдаваться перед нестандартными задачами, а решать их, как это делают инженеры.

Для кого эта книга? Для тех, кто интересуется строительством и архитектурой с технической точки зрения.

Особенности издания: 192 страницы, мелованная бумага.

2. Патрик Диллон «Великие здания. Мировая архитектура в разрезе. От египетских пирамид до Центра Помпиду»

Самые знаменитые здания авторства прославленных архитекторов — да не просто в описании и на фотографиях, а в разрезе (как праздничный торт с вкусной начинкой)! Вот что предлагают нам британский писатель Патрик Диллон и легендарный иллюстратор, «мастер сечений» Стивен Бисти. Любовь к архитектуре пронизывает всё это издание, поэтому оно получилось таким основательным и продуманным.

  • Потрясающие карандашные изображения зданий можно рассматривать часами! Они расположены во весь книжный разворот (и даже больше, на боковых отворотах) и снабжены подробными комментариями.
  • Книга пробуждает интерес к зодчеству. Лучший подарок тех, кто мечтает стать архитектором или дизайнером!

Для кого эта книга? Для увлечённых школьников и взрослых.

Особенности издания: 96 страниц, мелованная бумага.

3. Евгений Анисимов «Санкт-Петербург. Три века архитектуры»

Уникальное издание-путеводитель, которое хочется взять с собой на прогулку по северной столице и взглянуть на Петербург с непривычного ракурса. Увидеть, как отдельные элементы архитектуры (решётки, балюстрады, памятники) создают неповторимый вид набережных, площадей и дворцов.

  • Внимание автора сосредоточено не только на знаковых храмах и мостах, но и на малоизвестных постройках, без которых невозможна полная архитектурная картина Санкт-Петербурга.
  • Книга насыщена любопытными подробностями и забавными эпизодами из истории города и его сооружений.
  • Читателя удивят оригинальные иллюстрации, показывающие, как выглядят здания вне городской застройки, — такими, какими их задумали создатели.
Читайте так же:
Кирпич б у ахтырка

Для кого эта книга? Для семейного чтения, а также для тех, кто влюблён в город на Неве.

Особенности издания: 64 страницы, мелованная бумага.

Галина Кан, одна из основателей проекта Умназия и мама двух дочерей:

«Мы с дочками нежно любим Санкт-Петербург и, казалось, знаем его досконально. Но благодаря этой книге мы открыли его для себя заново. Очень залипательное издание, мои девочки сидят над ним часами — тихо, как мышки. А мама спокойно работает!»

АРХИТЕКТУРА. ИНСТРУКЦИЯ ПО СБОРКЕ

1. Книги из серии «Сборная модель с историей» издательства Эксмо

В серии 5 книг со сборными моделями. Издания сделаны по принципу «2-в-1»: история создания великих сооружений мира + их картонные мини-копии, которые можно собрать самому!

  • Нотр-Дам, Париж;
  • Пирамиды, Египет;
  • Нойшванштайн, Швангау;
  • Колизей, Рим;
  • Эмпайр-стейт-билдинг, Нью-Йорк.
  • Экскурс в историю — от задумки до строительства достопримечательности.
  • Содержательная информация по каждому зданию.
  • Детали и схема сборки здания.

Для кого эта книга? Для детей от 6 лет (картон очень тонкий, возможно, понадобится помощь взрослого).

Особенности издания: 64 страницы (в каждой книге), мелованная бумага.

2. Тони Чепмен «Детальная история. Архитектура»

Отличный формат: краткая энциклопедии + сборных 3D-моделей достопримечательностей для наглядности и закрепления полученных сведений. Упор сделан на конструирование: результатом станет коллекция из 25 шедевров, авторы которых — самые известные архитекторы.

  • Качественный материал для моделей — плотные страницы, детали легко отделяются.
  • «Долгоиграющее» издание — хватит не на один вечер!
  • Широкая география построек: от московского Храма Василия Блаженного до Вестминстерского дворца в Великобритании.

Для кого эта книга? Для детей 7–12 лет, увлекающихся конструированием. Младшим школьникам, возможно, потребуется помощь взрослых, а ребята постарше вполне справятся самостоятельно.

Особенности издания: 118 страниц, офсетная печать.

Ещё для тех, кто любит сборные модели

Наборы для сборки «Умная бумага». У них представлены реалистичные модели различных архитектурных сооружений. Для их сборки детям не потребуются ни ножницы, ни клей — это очень удобно и интересно для самостоятельных занятий!

Особенно советуем обратить внимание на серии «Масштабные модели» (архитектура, арки и ворота, храмы мира), «Средневековый город», «Города в миниатюре».

Олеся Качанова, старший редактор-методист Умназии, мама мальчика:
«Ну что сказать? Мы собрали у этого издательства, кажется, всё, что связано с архитектурой. Средневековый город на подоконнике? Запросто! Мини-города на комоде? Не вопрос! Встречаются модели из бумаги (обращайте на это внимание), но большинство сделано из добротного толстого картона, который спокойно выдерживает несколько сборок-разборок. Наши постройки несколько раз благополучно переезжали с нами на дачу и в новый дом — в разобранном виде. А ещё у зданий иногда снимается крыша или открывается стена. И в комплекте идут фигурки на подставке — бери и играй!»

Готовое решение

Сейчас, когда все переходят на онлайн-образование, как никогда актуальны курсы на обучающих платформах. У Умназии есть программы на разные темы, в том числе и прекрасный курс «Знаменитые архитектурные сооружения» для детей 6–13 лет. Ребёнка ждут краткая, но насыщенная теория, увлекательные задания и итоговый проверочный тест, по результатам которого он сможет получить для своего портфолио новый ценный сертификат. Занимайтесь вместе с нами — это весело и познавательно!

Ассоциации

С восприятием каждой формы мы связываем нечто из того запаса представлений, который отложился в пашей памяти как опыт предшествующей жизни, а также и то, что мы несем навстречу предмету, как свои мысли.

Ассоциации образуют как бы дополнительную окраску предмета, зависящую от богатства жизненного опыта и развития человека, создавая насыщенный жизнью образ, в котором развертывается все чувственно-предметное содержание вещи.

И при взгляде даже на элементарную конструктивную форму с основными элементами восприятия — чувством удовольствия или неудовольствия от созерцания линий и пятен формы — у нас неминуемо соединится также и ряд мыслей и чувств, которые возникают при этом в нашем сознании.

Так, например вертикальные линии воспринимаются нами как устойчивые и надежные, косые—как скользящие или падающие, нуждающиеся в поддержке, и сообразно с этим они нравятся нам или не нравятся. Особое значение имеет в архитектуре противопоставление двух основных направлений окружающего нас пространства — горизонтали и вертикали.

О том, насколько неприятно действует на нас нарушение связи с этими основными направлениями пространства, рассказывает нам Гёте, описывающий свои впечатления от посещения владений вельможного сумасброда князя Паллагония, расположенных близ Палермо. «Нелепость этого безвкусного образа мысли сказывается в особенности в том, — говорит Гёте, — что карнизы маленьких домов попеременно косо свисают то в одну, то в другую сторону, терзая и мучая нас нарушением чувства горизонтали и вертикали, которые, собственно, делают нас людьми и являются основой всякого ритма».

Виолле ле Дюк в своих «Беседах об архитектуре» таким образом формулирует значение ассоциаций для восприятия явлений природы и произведений искусства: «Явления природы производят через посредство чувств на нашу душу определенные впечатления, связанные с нашей природой и независимые от самих этих явлений. Так, например запах может напомнить человека, событие, местность. Если повторение чисто физического побочного ощущения, каким здесь является обоняние, возвращает нас к душевному состоянию, которое мы испытали под действием физического впечатления, то это происходит потому, что в нас, независимо от нашей воли, устанавливается тесная связь между чувствами и воображением. Но если наши чувства различны, то наше воображение едино.

Не существует отдельных участков души, предназначенных для обоняния, для зрения или для слуха; и, следовательно, то, что проникает в нас через слух или зрение, может заставить звучать одну и ту же струну нашей души»

Здесь следует отметить, что, подчеркивая значение ассоциаций, Виолле ле Дюк неправильно противопоставляет их объектам, вызывающим в нас те или иные впечатления. По его мнению, впечатления, полученные от явлений природы, могут быть независимы от самых явлений, будучи связаны лишь с субъективными ассоциациями. С этим, разумеется, нельзя согласиться.

Идеи, входящие в состав ассоциаций, вызываемых восприятием формы, нельзя оторвать от действительности, если мы хотим правильно понять роль ассоциации в восприятии и значение их в процессе художественного воздействия. Ассоциации такого рода, связанные с жизнью, присоединяясь к ощущениям гармонии форм, безмерно повышают ценность эстетического переживания.

«Пусть все шедевры прошлого собраны в голове одного человека, но если он не владеет методом, позволяющим ему компоновать эти шедевры… то он сможет создать лишь плохо спаянные фрагменты, копии, подделки, стоящие в художественном отношении ниже произведения ничему не учившегося варвара».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector