88889.ru

Отделка плиткой и ремонт
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Крылатые фразы из фильма Место встречи изменить нельзя

Крылатые фразы из фильма «Место встречи изменить нельзя»

  1. — А мусорка своего отдашь нам на съедение?
    — А пусть он сам за вас похлопочет, а мы рассмотрим.
  2. А сейчас я приступаю ко второму отделению концерта по заявкам радиослушателей.
  3. А теперь — Горбатый! Я сказал, Горбатый!
  4. А ты ему тогда скажи, что у них в Англии не меньше нашего воруют. А правопорядок в стране определяется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать!
  5. — А что сыграть-то?
    — Мурку.
  6. А я тебя не расколол, потому что нам с тобой под одной шинелькой спать доводилось. И ты свой офицерский доппаёк под койкой втихаря не жрал и за нашими спинами не прятался под пулями.
  7. Бабу не проведёшь, она сердцем видит.
  8. Берлин видел, Варшава видел, Москва ещё не видел.
  9. Будет сидеть! Я сказал.
  10. В кабинете у себя командуй, Глеб Егорыч. А тут — я!
  11. Вам лишь бы засадить человека, а кого — не имеет значения!
  12. Вот рекомендую тебе, Шарапов. Это великий человек Гриша Ушивин. Подпольная кличка »6 на 9». Непревзойдённый фотограф и внук барона Мюнхгаузена.
  13. Вор должен сидеть в тюрьме! Кадр из фильма «Место встречи изменить нельзя»
  14. Воспитываете? Так это зря. Поздно.
  15. Вы бы сняли пиджачок, гражданин начальничок.
  16. Вышак ему ломится.
  17. Да не приставучий я, а справедливый.
  18. Да у тебя десять классов на лбу написано!
  19. Да чхала я на твоё сознание!
  20. Да я-то Аня. А ты вот что за ком с горы?
  21. Давай, давай, открывай! У нищих слуг нет.
  22. Давай сейчас выйдем и спросим у ста человек, что им больше по сердцу — моё вранье или твоя правда!
  23. Дырку ты от бублика получишь, а не Шарапова!
  24. Если закон один раз подмять, потом другой, а потом им дырки в следствии затыкать, как нам с тобой будет угодно, то это уже не закон будет, а кистень.
  25. Если есть на свете дьявол, то он не козлоногий рогач, а он дракон о трёх головах. И головы эти — хитрость, жадность, предательство. И если одна прикусит человека, то две другие доедят его дотла.
  26. Есть у нас сомнение, что ты, мил человек, стукачок.
  27. Запомни, Шарапов. Наказания без вины не бывает.
  28. Значитца, так и запишем: Вы — не жулик, вы человека убили.
  29. И однажды уговорил.
  30. Кабаки и бабы доведут до цугундера!
  31. Как пишется: облигация или аблигация.
  32. Карп, ты на руки то его посмотри. Из него водила как из Промокашки скрипач.
  33. Кому повезёт, у того и петух снесёт, и такая птица, как ты, у меня тоже нестись будет!
  34. Консерваторию кончить не дают.
  35. Кофелёк, кофелёк. Какой кофелёк?
  36. Место и время операции изменить нельзя.
  37. Милосердие — поповское слово.
  38. Мне известен, по книжкам конечно, хорошо известен этот прием: один следователь грубый и злой, а другой — добрый и вежливый. Подследственный, естественно, психологически тянется к следователю доброму. Я понимаю, что я наивен, но. Я прошу, очень прошу вас, уйдите. Уйдите, а? А вот с ним мы будем разговаривать.
  39. На святое дело идём — товарища из беды выручать.
  40. На чёрной скамье,
    На скамье подсудимых,
    Его доченька Нина и какой-то Жиган.
    Это было во вторник.
  41. Наш пахан ихнего не глупее.
  42. Не бери на понт, мусор.
  43. Не имеешь правa, старший приказал!
  44. Нету у вас методов против Кости Сапрыкина!
  45. Не учи учёного, гражданин Копчёный!
  46. Но сегодня у вас, граждане, промашка вышла ужасная.
  47. Ну и видок у тебя, Шарапов!
  48. Ну и рожа у тебя, Володя! Ох и рожа!
  49. Ну как, ротный, окропим снежок красненьким?
  50. Ну-с, дорогие граждане уголовнички, приступим к нашим играм.
  51. — Ну это уже хамство, Жеглов, насчёт хлеба мы не договаривались.
    — А мы и насчёт сахара не договаривались.
  52. Он через кого хочешь перешагнёт. Доведётся — и через тебя тоже.
  53. Очень трудно искать в тёмной комнате чёрную кошку, особенно если её там нет.
  54. — Пасюк, а ну держи меня!
    — Как держать?
    — Нежно!
  55. По моему глубокому убеждению, преступность у нас победят не карательные органы, а естественный ход нашей жизни. Человеколюбие, милосердие.
  56. Положим, жена Груздева под присягой подтвердит, чтобы мужа выгородить, что это ты пистолет подбросил. А также поведает, о чём говорил отец Варлаам с Гришкой-самозванцем на Литовской границе.
  57. Риск — благородное дело!
  58. Рожа красная, хоть прикуривай…
  59. — С незнакомыми мужчинами не разговариваю.
    — Я незнакомый мужчина из МУРа, так что поговорить придётся.
  60. С тобой, свинья, не гавкает, а разговаривает капитан Жеглов! Слыхал, наверное?
  61. Слушай, папаша, вчера в это же время твой дружок Фокс мне замечательные слова сказал: самое, говорит, дорогое на земле — это глупость, потому что за неё дороже всего приходится платить.
  62. Собака лаяла на дядю фраера!
  63. Спрос — он в нашем деле дорого стоит.
  64. Старики не должны жить вместе. Старики должны держаться молодых. Это делает их существование более или менее осмысленным.
  65. Сядь, сядь! Выпьем, закусим, о делах наших скорбных покалякаем.
  66. Твой номер шестнадцатый — смотри за клиентом.
  67. Тебе бы не картины, начальник, тебе бы книжки писать!
  68. Только Копчёный мокрушничать не станет: не такое у него воспитание.
  69. Ты не бойся, мы тебя не больно зарежем: чик — и ты уже на небесах.
  70. Ты не сознание — ты совесть потерял.
  71. — Ты убил человека.
    — Я убил бандита.
  72. Уж лучше в клифту лагерном на лесосеке, чем в костюмчике — у Фокса на пере.
  73. Указ «семь-восемь» шьёшь, начальник?
  74. Ценности мои вон, на кровати сопят. А больше у меня ничего нет! Хлебные карточки, да денег сорок рублей.
  75. Что за шум, а драки нет?!
  76. — Что у вас с лицом?
    — В «Астории» поужинал.
  77. Чтоб я себе с пола срок поднял.
  78. — Этих денежек нам с Лёлей на целый годок хватит!
    — Ты ещё проживи этот год.
  79. Это только ты умный, а я так, погулять вышел.
  80. — Это что же, за чей-то барахловый браслет мне подрасстрельную статью?!
    — А что же тебе за него? Талоны на усиленное питание?
  81. — Я вор в законе, и дружков не продавал.
    — Это потому, что закона ты боишься меньше, чем дружков своих, бандитов.
  82. Я по пятницам не подаю.
  83. Я тебе что, сопляк беспорточный? Я слов не понимаю? Я боевой офицер! Пока ты здесь, в тылу, я двадцать два раза за линию фронта ходил! А ты мне выволочки устраивать. Ну и гад же ты, Жеглов!
Читайте так же:
Как восстановить китайский андроид кирпич через компьютер

Место встречи изменить нельзя задержание кирпича

Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер

Место встречи изменить нельзя (сборник)

Охраняется законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

В учреждения и на предприятия требуются: старшие бухгалтеры, инженеры и техники-строители, инженеры-механики, инженеры по автоделу, автослесари, шоферы, грузчики, экспедиторы, секретари-машинистки, плановики, десятники-строители, строительные рабочие всех квалификаций…

– А ты пока сиди слушай, набирайся опыта, – сказал Глеб Жеглов и сразу позабыл обо мне. И чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, я отодвинулся к стене, украшенной старым, выгоревшим плакатом: «Наркомвнуделец! Экономя электричество, ты помогаешь фронту!».

Фронта давно уже не было, но электричество приходилось экономить все равно – лампочка и сейчас горела вполнакала. Серый сентябрьский день незаметно перетекал в тусклый мокрый вечер, желтая груша стосвечовки дымным пятном отсвечивала в сизой измороси оконного стекла. В кабинете было холодно: из-под верхней овальной фрамуги, все еще заклеенной крест-накрест белыми полосками, поддувало пронзительным едким холодком.

Я не обижался, что они разговаривают так, словно на моем венском стуле с нелепыми рахитичными ножками сидит манекен, а не Шарапов – их новый сотрудник и товарищ. Я понимал, что здесь не просто уголовный розыск, а самое пекло его – отдел борьбы с бандитизмом, – и в этом милом учреждении некому, да и некогда, заниматься со мной розыскным ликбезом. Но в душе оседали досадливая горечь и неловкость от самой ситуации, в которой мне была отведена роль школяра, пропустившего весь учебный год и теперь бестолково и непонятно хлопающего ушами, тогда как мои прилежные и трудолюбивые товарищи уже приступили к решению задач повышенной сложности. И от этого я бессознательно контролировал все их слова и предложения, пытаясь найти хоть малейшую неувязку в рассуждениях и опрометчивость в выводах. Но не мог: детали операции, которую они сейчас так увлеченно обсуждали, мне были неизвестны, спрашивать я не хотел, и только из отдельных фраз, реплик, вопросов и ответов вырисовывался смысл задачи под названием «внедрение в банду».

Вор Сенька Тузик, которого Жеглов не то припугнул, не то уговорил – этого я не понял, – но, во всяком случае, этот вор пообещался вывести на банду «Черная кошка». Он согласился передать бандитам, что фартовый человек ищет настоящих воров в законе, чтобы вместе сварганить миллионное дело. Для внедрения в банду был специально вызван оперативник из Ярославля: чтобы ни один человек даже случайно не мог опознать его в Москве. А сегодня утром позвонил Тузик и сказал, что фартового человека будут ждать в девять вечера на Цветном бульваре, третья скамейка слева от входа со стороны Центрального рынка.

Оперативник Векшин, который должен был сыграть фартового человека, мне не понравился. У него были прямые соломенные волосы, круглые птичьи глаза и голубая наколка на правой руке: «Вася». Он изо всех сил старался показать, что предстоящая встреча его нисколько не волнует, и бандитов он совсем не боится, и что у себя в Ярославле он и не такие дела проворачивал. Поэтому он все время шутил, старался вставить в разговор какие-то анекдотики, сам же первый им смеялся и, выбрав именно меня как новенького и, безусловно, еще менее опытного, чем он сам, спросил:

– А ты по фене ботаешь?

А я командовал штрафной ротой и повидал таких уркаганов, какие Векшину, наверное, и не снились, и потому свободно владел блатным жаргоном, но сейчас говорить об этом было неуместно – вроде самохвальства, – и я промолчал, а Векшин коротко всхохотнул и сказал Жеглову:

– Вы не сомневайтесь, товарищ капитан! – И мне послышался в его мальчишеском голосе звенящий истеричный накал. – Все сделаю в лучшем виде! Оглянуться не успеют, как шашка прыгнет в дамки!

Читайте так же:
Молотковая краска по кирпичу

От долгой неподвижности затекла нога, я переменил позу, венский стул подо мной пронзительно заскрипел, и все посмотрели на меня, но поскольку я сидел по-прежнему каменно молча, то все снова повернулись к Векшину, и Жеглов, рубя ладонью стол, сказал:

– Ты запомни, Векшин, никакой самодеятельности от тебя не требуется, не вздумай лепить горбатого – изображать вора в законе. Твоя задача проста, ты человек маленький, лопушок, шестерка на побегушках. Тебя, мол, отрядили выяснить – есть ли с кем разговаривать? Коли они согласны брать сберкассу, где работает своя баба-подводчица, то придет с ними разговаривать пахан. Ищете связи потому, что вас, мол, мало и в наличии только один ствол…

– А если они спросят, почему сразу не пришел пахан? – Круглые сорочьи глаза Васи Векшина горели, и он все время потирал одна о другую красные детские ладони, вылезавшие вместе с тонкими запястьями далеко из рукавов мышиного кургузого пиджачка.

– Скажешь, что пахан их не глупее, чтобы соваться как кур в ощип: откуда вам знать, что с ними не придет уголовка? А сам ты, мол, розыска не боишься, поскольку на тебе ничего особого нету и про дело предстоящее при всем желании рассказать никому ничего не можешь – сам пока не в курсе…

Лицо у Жеглова было сердитое и грустное одновременно, и мне казалось, что он тоже не уверен в парнишке. И неожиданно мне пришла мысль предложить себя вместо Векшина. Конечно, я первый день в МУРе, но, наверное уж, все, что этот мальчишка может сделать, я тоже сумею. В конце концов, даже если я провалюсь с этим заданием и бандит, вышедший на связь, меня расшифрует, то я смогу его, попросту говоря, скрутить и живьем доставить на Петровку, 38. Ведь это тоже будет совсем неплохо! Перетаскав за четыре года войны порядочно «языков» через линию фронта, я точно знал, как много может рассказать захваченный врасплох человек. В том, что его, этого захваченного мной бандита, удастся «разговорить» в МУРе, я совершенно не сомневался. Поэтому вся затея, где главная роль отводилась этому желторотому сосунку Векшину, казалась мне ненадежной. Да и нецелесообразной.

Я снова качнулся на стуле (он пронзительно взвизгнул – дурацкий стульчик, на гнутой спинке которого висела круглая жестяная бирка, похожая на медаль) и сказал, слегка откашлявшись:

– А может, есть смысл захватить этого бандита и потолковать с ним всерьез здесь?

Все оглянулись на меня, мгновение в кабинете стояла недоуменная тишина, расколовшаяся затем оглушительным хохотом. Заходился тонким фальцетом Векшин, мягко похохатывал баритончиком Жеглов, лениво раздвигая обветренные губы, сбрасывал ломти солидного сержантского смеха Иван Пасюк, вытирал под толстыми стеклами очков выступившие от веселья слезы фотограф Гриша…

Я не спеша переводил взгляд с одного лица на другое, пока не остановился на Жеглове; и тот резко оборвал смех, и все остальные замолчали, будто он беззвучно скомандовал: «Смирно!» Только Векшин не смог совладать с мальчишеской своей смешливостью и хихикнул еще пару раз на разгоне…

Жеглов положил руку мне на плечо и сказал:

– У нас здесь, друг ситный, не фронт! Нам «языки» без надобности…

И я удивился, как Жеглов точно угадал мою мысль. Конечно, лучше всего было бы промолчать и дать им возможность забыть о моем предложении, которое, судя по реакции, показалось им всем вопиющей глупостью, или нелепостью, или неграмотностью. Но я уже завелся, а заводясь, я не впадаю в горячечное возбуждение, а становлюсь упорным, как танк. Потому и спросил, спокойно и негромко:

– А почему же вам «языки» без надобности?

Жеглов повертел папироску в руках, подул в нее со свистом, пожал плечами:

– Потому что на фронте закон простой: «язык», которого ты приволок, – противник, и вопрос с ним ясный до конца. А бандита, которого ты скрутишь, только тогда можешь назвать врагом, когда докажешь, что он совершил преступление. Вот мы возьмем его, а он нас пошлет подальше…

Место встречи изменить нельзя задержание кирпича

– Ошибочка! – Кондрат Филимонович вздернул острый птичий носик. – Вот подумайте сами, какая должна быть отточенная техника: ловкость пальцев, точность движений и нервная выдержка, – какая! – глазом дабы не моргнуть и у нормального человека, который не спит, не пьяный, не под наркозом, вытащить все из карманов! А он при этом – ни сном ни духом.

– А почему же вы говорите, что работа сейчас стала бестолковая?

– Потому что совесть меня ест. Война, голод, безотцовщина, сиротство горькое – подались в карманники люди, которым подчас просто есть охота. Вот они-то главным образом и попадают к нам, и так их много, что делами руки завалены – настоящих щипачей ловить нет времени…

– Как же это так получается?

– Так и получается – людей у меня совсем мало, и тех-то уголовщина в лицо наперечет знает…

– Так это же хорошо?! – удивился я. – Хорошо, что в лицо знают?

Читайте так же:
Кирпич терра флейм терка

– Что же хорошего? Вот патрулирует свою зону сотрудник в троллейбусе, заскочил туда щипач. Он первую остановку вообще ничего не делает, а только осматривается. Пригляделся, увидел нашего сотрудника, раскланивается с ним чинно – здрасьте, Петр Иваныч – и на следующей остановке выскочил…

– И вы их отпускаете?

– А что прикажете делать? Иногда задерживаем на полдня, беседу проводим – он несколько дней после такой встречи таится. А потом снова вылазит на охоту.

– А у вас есть фотография Кирпича?

– Конечно. Это Константин Сапрыкин, двадцатого года рождения, трижды судим, пять месяцев назад за паразитический образ жизни и отсутствие определенных занятий выслан из Москвы за сто первый километр, но, по имеющимся у меня данным, он регулярно обитает в городе…

– Кондрат Филимонович, а почему у него такое прозвище?

Майор Мурашко пожал щуплыми плечиками:

– Трудно сказать. Может быть, потому, что у него голова такая – прямоугольная. Длинная, бруском… – Он перелистал толстый альбом, потом на несколько страниц вернулся назад. – Вот он, полюбуйтесь на красавца…

По фотографии было не видать, что у Сапрыкина голова бруском: просто длинное лошадиное лицо с тяжелой челюстью, маленькими глазами, полностью смазанными с лица тяжелыми скулами и нависающими бровями. Курносый нос с распяленными ноздрями…

Напоследок Мурашко пообещал:

– Я своим ребятам скажу. Коли попадется кому Кирпич, к вам доставим…

Когда я вернулся в отдел, Жеглов встретил меня весело:

– Ну, как успехи, сыскной орел?

– Да успехов пока никаких. Я с Мурашко разговаривал…

– И что тебе рассказал наш Акакий Акакиевич? – засмеялся Жеглов, и, видимо, ему самому понравилась эта шутка, потому что он повторил: – Майор милиции Акакий Акакиевич…

А мне шутка не понравилась, и я сказал, глядя в сторону:

– Мне он не показался Акакием Акакиевичем. Он человек порядочный. И за дело болеет. По-моему, он хороший человек…

И совершенно неожиданно вдруг подал голос Пасюк:

– Я с Акакием Акакиевичем не знався, но Мурашко свое дело добре робыть. Я знаю, шо его щипачи як биса боятся, хоть он и есть такой чоловик малэнький. Это ты, Глеб Георгиевич, с него зря смеешься…

– Если он так замечательно робит, что же ты к нему не пойдешь в бригаду? – спросил Жеглов, поглядев на Пасюка искоса.

Садальский показал вора в законе Шору – прототипа Кирпича из "Места встречи изменить нельзя" (ФОТО)

Садальский показал вора в законе Шору – прототипа Кирпича из "Места встречи изменить нельзя" (ФОТО)

Актер и скандально известный блогер Станислав Садальский опубликовал на своей странице в Instagram необычный пост, в котором рассказал о судьбе Александра Прокофьева – вора в законе Шоры, ставшего прототипом знаменитого Кирпича – персонажа из телесериала "Место встречи изменить нельзя". Роли, которая в свою очередь, стала визитной карточкой Садальского.

По признанию актера, долгие годы их связывали необычные отношения. Да и сам криминальный авторитет в изложении Садальского выступает настоящим героем воровского мира, твердо следовавшим его законам и обычаям.

"На фото я на Хованском кладбище на могиле Александра Прокофьева, более известного в преступных кругах под кличкой Шора. В прошлом – карманник, с которого Вайнеры списали образ Кости Сапрыкина, а позже – один из самых влиятельных воров в законе, основатель воровского общака", – написал актер в посте, снабдив его подборкой фото разных лет.

"Коренной москвич, судимый десять раз по одной и той же статье «карманная кража». Был смотрящим на Трех вокзалах и до конца жизни руководил тремя преступными группировками, даже тогда, когда сидел в тюрьме. Авторитетом пользовался неимоверным, слыл высококлассным переговорщиком и участвовал в разрешении самых сложных конфликтов. Жил скромно, даже нище, строго чтя старый тюремный закон, запрещающий иметь вору свой капитал и собственность. Все свои немалые доходы от криминальных дел вносил в воровской общак. Семьи не имел, детей тоже", – рассказал биографию Шоры артист.

Приводит Садальский и другие подробности из жизни авторитета. К примеру, Шора воровал в трамваях до последнего, "прогуливаясь с тростью с золотым набалдашником".

"После его смерти мне предложили забрать трость в подарок. Я отказался, постеснялся, о чем сейчас очень жалею…", – написал артист.

Он признался, что в его жизни Шора "возникал" трижды. Как рассказывает Садальский, впервые вор в законе прислал ему ящик французского коньяка Camus на служебный вход «Современника» с запиской: «Это тебе Камус, за Кирпича, срисовал очень похоже, выпей за братву».

Вторая встреча прототипа и актера случилась в любимом ресторане Шоры – "Фиалке" в московских Сокольниках. Садальский признается, что авторитет оплатил его стол.

Пришел артист и на отпевание Шоры в мае 2003 в церковь Воскресения Словущего в тех же Сокольниках. Актер пишет, что зная приверженность Шорина к аскетичному образу жизни, братва не стала устраивать пышных похорон. Однако на прощание съехался "весь воровской мир".

"️Я приехал туда утром и положил красную розу в гроб человеку, чья судьба стала для меня в свое время звездным часом в кино…", -подытожил пост артист, напомнив фоловерам, что "Место встречи изменить нельзя" вышел на экраны в 1979 году и был приурочен к Дню милиции.

Читайте так же:
Если булерьян обложить кирпичом

"Сегодня ровно 40 лет с момента выхода на экраны", – написал он.

Подписчики быстро отозвались на яркий пост. Некоторые из них рассуждали о судьбе авторитета, другие и вовсе делились фактами о нем. Большинство фоловеров отмечали нестандартную игру Садальского, благодаря его за роль Кирпича и поздравляя с юбилеем ленты.

"Уважаемый Стас! У него есть сын,зовут Тарас и даже 2 взрослых внуков,знаю их лично", – уточнил один из фоловеров.

"Всегда у меня раздвоение личности при мыслях о таких людях. Вор это плохо, и в тоже время жил по понятиям – значит не только свои интересы учитывая. В любом случае жизнь таких людей вызывает уважение.", "Вот и пойми, где чёрное, где белое. Жизнь, сплошное смешение, полутона,", "Высшая каста – карманники…" – писали другие.

"Бывает настольная книга,оказалось,что и фильм!Спасибо за роль!", "Занимательная история! Вас читать одно удовольствие! Ждём каких нибудь ваших рассказов!", "Фильм шедевр. Ваша роль-очень профессионально. Фразы ушли в народ. Самый любимый детективный фильм для меня советский" – благодарили Садальского фанаты.

Следователь Константин Иванов: Фильм «Место встречи изменить нельзя» по-прежнему остается «азбукой» настоящего сыщика

Следователь Константин Иванов: Фильм «Место встречи изменить нельзя» по-прежнему остается «азбукой» настоящего сыщика

В марте 2015 года в Боровичах произошло банальное и от того еще более трагическое преступление. В одном из многоквартирных домов 67-летний мужчина сделал замечание пьяной компании молодых людей, громко отдыхавшим в соседней квартире. На что те начали избивать пенсионера руками, ногами и деревянными палками. Спустя несколько дней, пожилой мужчина скончался в больнице.

Несмотря на кажущуюся очевидность фактов и даже присутствие родственников потерпевшего в момент инцидента (они просили «молодчиков» дать им пройти к своему отцу и мужу), дело почти год не могли довести до суда. Таким оно досталось опытному следователю новгородского управления Константину Иванову, который и представил суду достаточное количество доказательств, и теперь они рассматриваются по существу.

О том, с чем пришлось столкнуться следователю по особо важным делам Иванову, расследуя это и другие запутанные преступления, а также о принципах и идеалах новгородского «Глеба Жеглова» корреспондент ИА «Великий Новгород.ру» расспросил его лично. Подробности читайте в нашей рубрике «Интервью».

К.И.: Потерпевший скончался 21 марта 2014 года. А расследование было завершено – в мае 2015 года. По разным причинам. Изначально следствие пошло не по тому пути. Очень много людей было допрошено, много экспертиз проведено. Но буквально доказательства собирались по крупицам, потому что подъезд хоть и многоквартирного дома, но очевидцев, чьи показания можно было бы назвать «прямыми», был всего один человек. Остальные только слышали шум, находились в квартирах.

Это дело до меня уже вели боровичские следователи. На определенном этапе я принял его к производству. Работа бок о бок с нашими районными коллегами. Преступление это было довольно циничным, даже шокирующим. Грубо говоря, человека убили, когда он просто возвращался с работы. Компания молодых людей, как это нередко бывает, распивала спиртное в многоквартирном доме. Для этих молодых людей не существовало авторитета, уважения к возрасту, к покою других людей. На сделанное замечание они просто «отметелили» человека, который в итоге скончался в больнице. И на следствии заняли позицию, которая трудно объяснима, с точки зрения, человеческой морали. Никакого раскаяния. Наоборот, в ходе следствия открыто говорили: «Да он старик, все равно бы умер, жить ему не долго, больной все равно». Возраст этих людей – до 30 лет примерно. То есть уже сознательный…

Удалось найти прямого свидетеля. Благо, все возможные свидетели были уже закреплены в деле. Благодаря экспертизам был известен характер повреждений, мы точно знали круг лиц, которые причиняли телесные повреждения погибшему. Поэтому здесь основной задачей было – собрать достаточную изобличающую базу на каждого из подозреваемых. А то, что преступление было групповым, ни у кого не было сомнения. Но чтобы установить виновность всех лиц, нужно было установить роль каждого в этом преступлении. Они со следствием не сотрудничали, напротив, выдвигали различные версии, которые потом опровергались.

Но сейчас уголовное дело с обвинительным заключением было направлено в прокуратуру и в суд. Сейчас дело по существу рассматривается в Боровичском районном суде.

ВН.ру: Константин, когда вы поняли, что свяжете свою жизнь с профессией следователя?

К.И.: Более или менее с осознанных школьных лет хотел быть следователем. В связи с этим и выбрал профессию юриста. Практику проходил в прокуратурах. Но с устройством в прокуратуру не получилось сразу. Пришлось пять лет отдать службе в полиции, также в следственном подразделении. И в процессе уже пригласили в Следственный комитет, где и по сей день работаю.

ВН.ру: Что стало примером или, может быть, стимулом?

К.И.: Сложно сказать. С детства, вообще-то, всегда любил и читать, и смотреть о войне. Но профессия военного у меня в голове, почему-то, не укладывалась. Более по душе была служба не в рядах вооруженных сил, а в рядах правоохранительных органов. Поэтому, наверное… Ну, и у родителей были знакомые, связанные с тогда еще милицией. У отца был друг, который работал начальником уголовного розыска. Тоже было очень интересно для детских лет. Он рассказывал что-то. Так и прививалось постепенно такое желание. Ну, а потом, в уже более осознанном возрасте, в прокуратурах, в смежных структурах – в милиции, еще больше укрепилось желание работать в правоохранительных органах.

Читайте так же:
Допустимый свес кирпича снип

ВН.ру: В жизни редко что-то происходит просто так, и вряд ли работа в других структурах для вас прошла зря?

К.И.: Конечно, нет. Я пришел в милицию после университета. И там была база знаний очень хорошая. В саму милицию я попал в 2005 году. И я очень благодарен, что пришел именно в это время, потому что тогда еще работали люди с 20-летним и более стажем. И я считаю, тогда это главная школа была моя как будущего специалиста, следователя. Там преподали основные уроки. В следственном комитете уже более специфичная работа началась. Оттачиванием мастерства это трудно назвать, чтобы себе не льстить. Но тем не менее.

ВН.ру: Следователь — это не только юрист, но еще и психолог. Вы применяете подобные методики в своей практике?

К.И.: Конечно, в работе следователя важное место занимает тактика ведения следствия, процессуальных действий. Естественно, нужно знать и понимать, кто перед тобой находится, как нужно строить беседу, общение, допрос. Поэтому имеет место быть и психологическая составляющая.

ВН.ру: Роли доброго злого следователя они еще используются? Или это все только в фильмах?

К.И.: Ну, фильмы же они откуда-то берутся. Это же не просто придумано, кто-то подсказывает. Применяются разные методики и механизмы следствия. «Место встречи изменить нельзя» по-прежнему остается «азбукой» настоящего следователя. Фильм очень наглядно отражает нашу работу. Все так. Современные произведения так не передают всего. Для тех, кто думает о профессии следователя, это должно стать примером.

ВН.ру: У вас скромно на полке стоят несколько десятков грамот и благодарственных писем. Понятно, что даются они не просто так, а за раскрытые дела и успешные расследования. Но вы не создаете впечатление «злого следователя», который может «надавить» на потенциального преступника и использует жесткую тактику допросов. Или вы бываете разным?

К.И.: Это лучше у моих коллег и у обвиняемых спросить. Наверное, разным все-таки приходится бывать.

ВН.ру: Работа оставляет «отпечаток» на жизни вне службы?

К.И.: Да. Я бы сказал, неизгладимый. Образ мыслей формируется иной, абсолютно специфичный, нежели у гражданских людей. И семья уже прониклась некоторыми моментами моей службы, некоторой терминологией, ценностями, текущей работой, делами в производстве. Делюсь по мере возможности и необходимости. Жена – мой благодарный слушатель.

ВН.ру: А с каких дел начинал теперь уже опытный следователь Иванов? Какие расследования в начале карьеры оставили неизгладимый след в памяти до сих пор?

К.И.: Дел много было. Но одно из первых уже в роли следователя было – убийство в городе Пестово (это моя малая родина).

Сложность была в том, что убитый был найден более чем через восемь месяцев после преступления. Долгое время потребовалось. В течение десяти первых дней, которые самые плодотворные, когда преступление может и должно быть раскрыто, когда еще следы, очевидцы не утрачены – так сказать, по горячим следам это преступление не было возможности раскрыть. Убитый вел одинокий образ жизни. Родственники только спустя восемь месяцев обнаружили тело. Тело было спрятано в подвал. Все говорило о том, что убийство совершил его близкий друг. Отрабатывались его близкие связи, его местонахождение в день убийства (преступление произошло в новогодние праздники). Но что-то говорило мне, что это все-таки не он…

Здесь нужно отдать должное сотрудникам уголовного розыска, в том числе, Пестовской полиции. За полгода они установили, кто бывал в его квартире, кто мог совершить преступление, кто был склонен к совершению преступления. Многие из этих людей, ранее судимых, к тому времени уже умерли. То есть убийство мог совершить и кто-то из них, и тогда оно могло было быть нераскрыто. Но удалось установить иного очевидца, женщину, которая присутствовала при совершении преступления: помогала скрыть тело. Она была установлена. На тот момент она находилась в местах лишения свободы. От нее была получена явка с повинной. Мною был совершен выезд в Мордовию, где она отбывала наказание. Она была детально опрошена. Она сообщила, что убийство совершил человек по фамилии Иванов.

Тот уже к тому моменту одел на себя личину добропорядочного гражданина, покинул территорию Пестовского района, трудился на территории Валдайского района, обзавелся семьей, то есть ничем себя не проявлял, хотя ранее был неоднократно судим и в душе был хладнокровный преступник. Был задержан. Оказался очень хитрым, коварным человеком, на самом деле. Убийство совершил – как муху убил человека. И вот спустя долгий промежуток времени он был пойман. Расследование было и тяжелое, и интересное. Хотя и заняло определенный период.

ВН.ру: А сколько, как правило, длится расследование дел?

К.И.: Говоря языком закона, уголовно-процессуального кодекса, срок предварительного следствия составляет два месяца. По некоторым категориям дел удается уложиться в этот срок и даже быстрее передать его в суд. Но по некоторым, особо тяжким и тяжким, сроки зачастую превышают этот срок. Это не только зависит от работы следователя, но и от проведения судебных экспертиз, международных запросов, ответами на запросы из других регионов России.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector